Русский Español English

Готический квартал Барселоны

 

 

 

 

 

 

 

 

«Delices proximum tuum sicut te ipsum» - «Возлюби ближнего своего, как самого себя» - так переводится надпись на барельефе на одной из древних стен Готического квартала Барселоны (Задняя часть Кафедрального собора Барселоны).

 

 

 

ПЛОЩАДЬ КОРОЛЯ – НАСЛЕДИЕ КОРОЛЕЙ АРАГОНА

 

Красивые фонари украшают Королевскую площадь Барселоны.  Это первое известное творение гениального архитектора Гауди. Любопытно, что это первый и единственный государственный заказ на тот момент ещё молодого мастера. Следуя своему уникальному стилю, Гауди придал фонарям вид деревьев. Заказ был принят, а фонари и по сей день украшают Plaça Reial и освещают излюбленные барселонцами расположенные здесь рестораны. Фонтан «Три грации» в центре Королевской площади Барселоны. Арки окружают площадь по периметру

 

 

 

АЛЛЕЯ БОРН

 

Изящный мостик на середине епископской улицы (Calle del Bisbe Irurita) соединяет Дворец Правительства со служебным фасадом Дома Каноников (Каса делс Канонжес)

 

 

 

 

 

 

Гулять по Барселоне приятно. Там все радует глаз и всегда находится услада слуху.

Субботний вечер в Готическом квартале Барселоны. Вот на площади, раздвинувшей узкие, как желоб, улицы, готовится поэтический вечер. Собирается народ, общается и усаживается на составленные рядами скамейки. На сцене готовы микрофоны и волнуются поэты. Я бы осталась и послушала, но вдалеке слышу музыку.

Возле старого собора, среди естественных декораций и акустики от древних стен, дают "Кармен". Поет Баритон, Сопрано и Тенор. Они же хор. Звуки оркестра несутся из небольших динамиков.

На ступенях лестницы Кафедрального Собора Барселоны сидят два гитариста и играют в стиле фламенко. Их пальцы живут сами по себе, бегают по грифу гитары, извлекая из нее немыслимые пассажи и флажолеты. Собор отзывается эхом. Я сижу на соседней ступеньке, наслаждаясь тремоло, потом ухожу на площадь.

На площади поет шансонье.

В черной шляпе и во фраке. В петлице роза. Поет о любви. Я думаю, что так можно петь только о любви. Я попадаю во власть его песни. Голос его бархатист, а мелодия, заглядывая в душу, наполняет ее истомой.

И вот я уже не принадлежу себе, а вся в плену музыки. Мне хочется, закрыв глаза, начать танцевать, отдавшись во власть партнера. Я послушна его рукам и следую каждому его движению. Мне хорошо, я задыхаюсь от счастья. Я изнемогаю от любви.

Но тут музыкант закончил песню, и я оглядываюсь - никого рядом нет, я одна, опять одна, но любовь еще царит в моем сердце.

Подхожу, кидаю монету в шляпу музыканта и, не оглядываясь, ухожу.

Я постараюсь сохранить эту любовь в моем сердце как можно дольше.

 

 

 

 

 

 

ГОТИЧЕСКИЙ КВАРТАЛ БАРСЕЛОНА

 

У Барселоны почтенный возраст. Еще в третьем тысячелетии до нашей эры карфагеняне под чутким руководством Гамилькара Барка, отца Ганнибала, основали здесь поселение. Вслед за ними пришли римляне и установили в нем свои порядки, а само поселение окружили крепостной стеной с высокими дозорными башнями. Это укрепление называлось по-латински Colonia Faventia Julia Augusta Pia Barcino. Потом место римлян заняли вестготы, которые сделали «Барсинону» столицей своего государства «Готалонии», потом…. народы приходили и уходили, а город оставался, храня о каждом память – шрам от пожара или величественную постройку, название улицы или дозорную башню, торговую площадь или средневековую застройку.

В Барселоне сохранились следы пребывания почти всех племен и народов. Если брать античные времена, память о них нужно искать в Готическом квартале.

Готический квартал (Barri Gòtic) находится в центре Старого Города. Начинаясь от площади Каталонии, он заканчивается у монумента Христофору Колумбу, стоящего на улице Колумба. С одной стороны квартал ограничен пешеходной зоной бульвара Рамбла, а с другой – проспектом Лаиетана. Название «Готический» он получил по внешнему облику улиц и домов, стоящих на этих улицах. Все в нем худое и вытянутое, как Готические соборы. Дома похожи на былинки, выросшие у кривых тропок в темном лесу.

 

Готический стиль пришел на смену романскому стилю в архитектуре.

Грандиозные готические соборы были вместительны, высоки, нарядны, зрелищно декорированы. В замысле городского собора была отражена новая идея католической церкви, новые преставления о мире. Все формы готического храма устремлены вверх, как души к небу. Вслед за соборами устремились вверх и городские постройки. Главное конструктивное отличие готического собора - устойчивая каркасная система с крестово-реберными стрельчатыми сводами, арки стрельчатой формы.

 

 

 

 

 

 

Большинство домов Готического квартала были возведены во времена (XIV – XV век) наивысшего рассвета господствующей тогда династии арагонских королей, названной Короной Арагона. Барселона была при них одним из ведущих экономических центров страны. В те века арагонские короли и сами жили в этом городе. Им же Колумб принес к ногам ключи от нового континента.

При них государство контролировало значительную часть современных восточных испанских территорий, юго-восточных французских, многие средиземноморские острова и некоторые материковые средиземноморские земли.

 

 

 

КОРОЛЕВСКИЙ ДВОРЕЦ БАРСЕЛОНЫ

 

Королевский Дворец, входящий в ансамбль средневековой архитектуры Готического квартала, расположен на небольшой прямоугольной площади с названием Plaça del Rei - площадь Короля. Он был построен в 13 веке как резиденция графов Барселоны. В тронном зале дворца, «Тинель», заседала инквизиция, и, по слухам, даже маленькая ложь, произнесенная здесь, могла обрушить на лжеца своды зала. Сейчас это место проведения художественных выставок.

 

 

 

 

 

 

 

Под средневековым городом лежат остатки римского города Барсино. Археологи раскопали здесь следы римских мостовых, фрагменты водопровода, руины зданий, акведука и даже остатки дворца римского императора Октавиана Августа. Все это можно посмотреть в музее истории Барселоны. Но некоторые фрагменты римского города можно увидеть и так.

В стороне от центра средневековья, улицы готического квартала, которые, по сути, и улицами назвать нельзя, а только проходами между домами, тянутся извилистыми линиями, как ручейки после ливня, от центра к морю. А еще больше они похожи на длинную узловатую кишку. С утолщениями, с перегибами – если попадешь в середину такой кишки – ни за что не поймешь - откуда она начинается и куда тянется. Ходить по ним скучно. Хорошо стоять на одном месте, высоко задрав голову, рассматривая архитектурные стили домов - от готики до ренессанса. Там, наверху, нависают балкончики с трепещущим бельем, кое-где светится герань в горшках, а внизу, под ногами, куда падает взгляд, каменистая мостовая, наглухо закрытые витрины первых этажей, разрисованные весёлыми граффити и безлюдье. Иду по одной из улиц. Тускло светят фонари. Сзади перекрещиваются тени домов, спереди тупик. В конце тупика высится куча картона. От кучи отделяется некто без возраста с черными, по-восточному кудрявыми, волосами, с глазами, затуманенными травкой, и крысиным цокающим шажком следует за мной. Оборачиваюсь. Открываю рот в беззвучном крике. Быстро иду вперед. С радостью понимаю, что тупик вовсе не тупик, а поворот, отросток, соединяющий эту и соседнюю улицу, и вот уже вижу спасительный перекресток. Черная фигура осталась позади, не рискнув выйти на свет. Хотя, по данным полиции, Готический квартал – безопасный район. На следующей улице светятся огнями кафе и снуют прохожие.

 

 

 

 

 

 

В этом районе, где жить крайне неудобно из-за сырости близкого моря и отсутствия солнца на тесных улицах, в основном селятся китайцы, выходцы из арабских стран и Индии. Замечаю два красных бумажных фонаря у входа небольшое кафе. Еда на вынос. Внутри красиво. Стены выложены андалузской плиткой, темное дерево отполировано до блеска, зеркало в темной раме, картины. Продавец – молодой китаец.

 - Нет, русские в этом квартале не живут. Здесь вотчина азиатов. На этой же улице открыты арабские кафе с вездесущей шаурмой и их же мясные лавки.

 

 

 

КОРОЛЕВСКАЯ ПЛОЩАДЬ БОРСЕЛОНЫ

 

Кроме площади Короля в Готическом квартале есть еще Королевская площадь, которая появляется среди теснящихся домов как полянка посреди леса. Площадь очень декоративна. Представьте, что вы находитесь в центре круглого блюда, украшенного ажурными фестонами. Это арки, окружающие площадь со всех сторон. Арочная галерея искусно маскирует не только дома, выстроенные в одном стиле, но и выходы с площади. Посреди площади журчит небольшой фонтан «Три грации». Вокруг фонтана растет, раскинувшись, пальмовая роща. Стволы, гладкие и чешуйчатые, разного вида пальм закатаны в асфальт и упираются в небо. Их освещают фонари, по виду тоже похожие на деревья, которые на заре своей творческой деятельности создал молодой Гауди. Саму площадь в 1848 году построил архитектор Франсеск Даниель Молина на месте сгоревшего здания конвенции ордена Капуцинов. Вокруг площади стоят довольно дорогие рестораны.

 

 

 

 

 

 

Дневной вид Королевской площади отличается от ночного. Днем здесь проскальзывают туристы с фотоаппаратами, раздают постеры рекламные агенты. Вот большая группа туристов слушает двух девушек, говорящих по очереди на английском. Девушки вначале признаются в любви к Барселоне, затем приглашают совершить экскурсии - пешеходную - по готическому кварталу или велосипедную - по наиболее значимым творениям Гауди. В комплект экскурсий кроме духовного общения входит выпивка на пляже. Вечером же площадь совсем другая. Желтый свет фонарей вносит интим в обстановку. Струи фонтана почти не видны, зато выступают огромные тени пальм. Чуть ярче светятся зоны ресторанов, где классически стоят фигуры официантов с салфетками, перекинутыми через руку. Этакий званый вечер в тропическом саду знатного вельможи. Но вот и знак кризиса, как мокнущая болячка на белой коже. Неподалеку от белоснежных скатертей, чуть менее освещенный, лежит бомж со всем своим хозяйством. Укрытый цветным одеялом, он безмятежно спит. По нему пляшет тень ажурной арки.

 

 

 

БУЛЬВАР РАМБЛА

 

Апафеозом туристического променада Готического квартала, его главной дорогой и квинтэссенцией является Бульвар Рамбла. По своему виду и назначению она напоминает прямую кишку. Чего только не увидишь на Рамбле! Рамбла нацелена на туриста и только на него. Здесь не столько поют и танцуют, сколько завлекают и обманывают. Еще обворовывают, если кошелек спрятан не надежно.

 

 

 

 

 

 

А так - сувениры, живые скульптуры, наперсточники, цветы и живность, уличные художники, безделушки, жонглеры и фокусники, рекламные туры, билеты на фламенко и концерты испанской гитары и так далее. На Рамбле много красивых зданий, но их почти не видно из-за скопления народа. Вас здесь затолкают, затрут и оттопчут ноги. На Рамбле невозможно спрашивать дорогу, потому что сплошным потоком идут туристы. Здесь представление дается только на час. Еда плохая – все равно вы завтра уезжаете, сувениры дешевые, рассчитанные на испорченный вкус – все равно завтра на ваше место придут другие и несть им числа. Если с вас сняли золотое кольцо, часы или браслет, вы можете найти это через полчаса в скупке на той же Рамбле. Сумочку с документами можете не искать. Рамбла создает атмосферу праздника, но она фальшива. Толпа течет как гребень по волосам и вытекает к монументу Колумба. Раньше на месте Рамблы текла речка. Рамбла означает сухое русло.

 

 

 

 

ПАМЯТНИК КОЛУМБУ

 

Каталонцы не любят испанцев. Они не хотят называть свою Каталонию Испанией. Но Памятник испанцу Колумбу они поставили, причем так высоко, что его почти невозможно рассмотреть. Если только изнутри, когда поднимитесь на смотровую площадку. Зато на постаменте, на уровне глаз хорошо видны сюжеты покорения испанцами латиноамериканских народов. Толпа огибает монумент Колумбу, разделяясь на два рукава, часть затекает вовнутрь на смотровую площадку, часть идет на Мол, часть в прибрежные кафе и рестораны, а другая толпа скользит им навстречу. А я останавливаюсь.

 

 

 

 

 

 

ЕЩЁ НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ГОТИЧЕСКОМ КВАРТАЛЕ

 

 Где-то я все это видела или читала. Да, конечно, Готический квартал напоминает мне Зурбаган Александра Грина. Бессмысленный праздник безудержной толпы, где все в масках и мерцающем свете.

Маска, маска, я тебя знаю!

В Готическом квартале  Барселоны есть место не только красивое, но и магическое. Тот, кто не верит в магию, пусть даже не мечтает туда попасть – он все равно ничего не увидит. Хотя, конечно, посмотреть есть что. Это не тот Готический квартал, который идет к морю кривыми улицами, на которых селились рыбаки и пираты, стояли кабаки и притоны. А холм, где лежал некогда римский город Барсино. Есть что-то притягательное в этом холме. Вообще, место силы чаще всего бывает на холмах. Недаром там и церкви ставились. Бывали, конечно, случаи, когда монахи в пещеры забивались, но эти пещеры к центру горы вели!

Я шла по улице почти бесцельно, рассматривала фасады зданий. Стиль ампир, классицизм, а вот разлетающиеся косым углом крылья здания школы на улице Байшада… и вдруг вижу круглую башню и фрагмент стены, сложенной из блоков песчаника. Это что-то совсем другое, чем просто развалины, здесь чувствуются другие пропорции и совсем другая мощь.

За углом находится художественная галерея, в которой представлены работы Канарских фотохудожников. Уютное помещение с витринами, и вдруг опять – справа - палевая стена песчаника с небольшими выбоинами, в которых горят свечи. Ее неровная поверхность излучает тепло и спокойствие. Простая стена, но она прекрасней всех раскрасивейших пейзажей, выставленных в галерее. Это кусок крепостной стены Барсино. За углом здания стена выходит наружу и продолжается сама по себе. Уровень ее основания метра на три ниже уровня современного города. Там, внизу, как будто течет другое время. Вот две, квадратные в плане, высокие башни с маленькими окошками, а между ними замурованные ворота. Это был когда-то выход на дорогу, ведущую к гавани. А вот суровый замок – застывший портрет средневековья. Статуя графа Барселоны на коне, выехавшая из главных ворот дворца по подвесному мосту. Свет фонарей, словно свет факелов, освещает его зубцы и скаты. ХV век – век торжества колонизации. Пиры и охота, интриги и зависть, случайная смерть и эпидемия. Все это чувствуется здесь, у стен дворца. За дворцом начинается еврейский квартал. Глухие стены, мощеные дворы. Сегодня – это приют певцов и музыкантов. Здесь особенно хорошо звучат итальянские арии.

 

 

 

 

 

 

Молодой мужчина в джинсах и свитере с высоким горлом поет неаполитанские песни. Рядом лежит пакет с двумя монетами. Я кладу третью и останавливаюсь послушать. Сладкая музыка течет медленно и тягуче, как столетний портвейн в бокалы. Появляется группа испанских туристов с экскурсоводом. Они громко смеются, жестикулируют и переговариваются, почти заглушая певца. Мужчины и женщины равнодушно проходят мимо; ни одна милосердная рука не открывает кошелек, чтобы наградить певца. Но вот, наконец, молодая женщина, улыбнувшись, достает золотую монетку и кидает к ногам певца. Он ловит ее на лету и улыбается в ответ. Женщина уходит, не оглянувшись, и только монета блестит на его ладони….

            Я уношу с собой другую неразменную монету – волшебную память о волшебном месте….

 


Автор: Ирина Давыдова