Русский Español English

Бульвар проспект Рамбла в Барселоне.

 

РАМБЛА КАНАЛЕТАС

 

Чтобы познакомиться со знаменитым проспектом Рамбла, путешествие лучше всего начать от площади Каталонии (Plaça Catalunya). Именно здесь начинается первая часть бульвара, носящая название «Рамбла Каналетас» (Rambla de Canaletаs). То, что мы привыкли считать единым проспектом, на самом деле состоит из пяти частей, каждая из которых с гордостью носит свое собственное имя. Так, первая часть Рамблы получила свое название благодаря фонтану Каналетас, находящемуся в самом ее начале.

 

Сам по себе этот чугунный фонтан, поставленный еще в 18-м веке, не отличается ни особой красотой, ни размерами. История и легенда — вот что придает ему величие.

 

Начнем с легенды. В ней говорится (читайте внимательно, господа туристы), что, если испить водицы из этого фонтана, обязательно вернешься в Барселону. Эти слова выбиты и на его основании. Так что если вы человек суеверный, а увидев один раз город, влюбились в него, то теперь знаете, что надо делать. Идти прямым ходом на Рамблу и утолять жажду только в этом фонтане. Кстати, создатели фонтана позаботились о братья наших меньших: в нижней его части они предусмотрели поилку и для собак.

 

А теперь — традиция. Рамбла Каналетас пользуется особой известностью у «кулес» — фанатов футбольного клуба Барселоны. Каждый раз, когда Барса выигрывает очередной Кубок, огромная толпа поклонников «сине-гранатовых» собирается здесь отпраздновать победу. Это уже сам по себе спектакль — увидеть многотысячную массу, одетую в цвета любимой команды. Но участвовать в этом спектакле я вам все же не советую. Празднования эти, подогретые большим количеством спиртного, как правило, заканчиваются грандиозными потасовками с участием полиции. Особенно достается владельцам окрестных магазинов. В ожидании возможных неприятностей они торопятся защитить стеклянные витрины, проклиная своих предшественников. Восемьдесят лет назад, узнав об очередном матче, владельцы винных магазинчиков на том участке Рамблы сбрасывали цены на спиртное. Этим с радостью воспользовались «кулес», не попавшие на стадион и собиравшиеся на Рамбла Каналетас. Дело в том, что как раз напротив фонтана располагалась редакция исчезнувшей на сегодняшний день газеты «Ла Рамбла». Ушлые газетчики на доске, выставленной на улице, писали новости последнего часа игры. Возле доски собиралась толпа возбужденных фанатов, а прохожие активнее покупали газету.

 

РАМБЛА УЧЕНИЙ

 

Итак, продолжаем спускаться по Рамбле. Незаметно для себя входим на Рамблу Учений. Сейчас это название кажется ничем не оправданным, а когда-то (точнее, в XVI веке) здесь стоял первый в городе Университет. В самом начале XVIII века Барселона в очередной раз была примерно наказана за неповиновение центральным властям. Испанский король Филипп V, приступом взяв город, приказал закрыть Университет и разместить в его здании солдатские казармы.

 

Есть у этого участка Рамблы еще одно название, неофициальное: Рамбла Птиц. Правда, оно тоже успело несколько устареть. А ведь совсем недавно здесь весело звучали птичьи трели. По обе стороны проспекта располагались киоски, где продавали всякую мелкую живность, в том числе птиц. Веселья добавляли поселившиеся здесь же в огромном количестве воробьи. Пару лет назад мэрия Барселоны, заботясь о здоровье пернатых и хвостатых, повелела закрыть те торговые места, что не соответствовали норме. В результате осталось одно-единственное, где продолжают продавать живность.

 

Тем, кто желает познакомиться с современным искусством, я советую в самом начале Рамблы свернуть направо, на улицу Бонсуссес (c/Bonsucces) и отправиться в Museu d'Art Contemporani de Barcelona MACBA. Примерно на том же уровне, свернув налево и пройдя по улице Кануда (c/ Canuda) до площади Вила де Мадрид (Vila de Madrid), можно увидеть римский некрополь.

 

Ну а мы с вами, не сбиваясь с курса, двигаемся вниз по направлению к морю. На правой стороне проспекта видим первое здание, на которое стоит обратить внимание: театр Полиорама — весьма успешное коммерческое заведение, которое специализируется на комедиях и мюзиклах. Само по себе здание не представляет особого интереса, но посмотрите на большие часы, расположенные на его фасаде. Именно они показывают официальное время, по ним сверяли (и продолжают сверять) все городские часы. К такому решения пришла в конце XIX века Академия науки и культуры, о чем и был подписан договор с мэрией города.

 

Спускаемся еще ниже и проходим вдоль боковой стены церкви Вифлеемской Божьей Матери (Iglesia de Belén). Это церковь в стиле барокко, с фасадом, украшенным статуями святых Ордена иезуитов, построена в XVII веке. За ней возвышается Дворец Вице-королевы (palacio de la Virreina), построенный в XVIII веке вице-королем Перу Мануэлем Аматом. Два этих здания, принадлежащие разным эпохам, связаны между собой любопытной историей.

 

Маркиз Мануэль Амат за верную службу королю Филиппу V был назначен вице-королем Перу. Набив карманы на богатейших серебряных рудниках, он на старости лет решил построить в Барселоне дворец. Была у него еще одна мечта: устроить судьбу своего племянника, женив его на девице из знатного рода. Невеста нашлась из достойного рода Фивальер. Будучи сиротой, она воспитывалась в монастыре под строгим присмотром монахинь. Настал день венчания, невеста и гости собрались в церкви Вифлеемской Божьей Матери в ожидании жениха. Но жених так и не явился. Огорченный Дон Амат, утешая несостоявшуюся невесту, со вздохом произнес: «Эх, если бы я не был так стар, женился бы на тебе!» на что девушка, не задумываясь, ответила: «А почему бы и нет? Все лучше, чем в монастыре прозябать». На том и порешили. Правда, Амату не пришлось пожить в новом дворце: он умер еще до окончания строительства. Зато его молодая вдова долгие годы наслаждалась своим роскошным жилищем.

 

В ее честь дворец и прозвали в городе Дворцом Вице-королевы. Это что касается истории, а желающие познакомиться с традициями, сохранившимися поныне, могут войти в это здание и полюбоваться фигурами гигантских кукол, выставленных в витрине в глубине дворца. Этих гигантов в числе других носят по улицам во время городских праздников.

 

Напротив Дворца Вице-королевы, но уже на левой стороне Рамблы, видим еще одно здание, о котором стоит поговорить: дворец Можа. Он известен также по имени его последнего владельца — Дворец Антонио Лопез-и-Лопез, маркиза де Комильяс. Маркиз был одним из первых магнатов, получивших впоследствии название «индейцев», построивших в Барселоне дома-дворцы. Имя этого человека история тесно связала с именем великого архитектора Антонио Гауди. Как? Это тема уже другого разговора. На верхнем этаже здания сохранилась комната Жасинто Бердагера, личного священника маркиза де Комильяс. Бердагер, ставший впоследствии знаменитым каталонским поэтом, в начале своей поэтической карьеры посвятил своему покровителю поэму «Атлантида». Однако после более тесного знакомства между маркизом и священником начались трения. Узнав, что свой первоначальный капитал Лопез нажил, торгуя рабами-неграми на Кубе, Бердагер пришел в смятение. Поскольку в его обязанности входило раздавать милостыню нищим (чем маркиз в числе других благотворительных миссий пытался обелить свое имя), поэт-священник стал раздавать ее в неограниченном количестве. Не в меру ретивого помощника маркизу пришлось выставить из дома. В честь поэта - священника названа площадь в районе Эшампле Барселоны.

 

Вот мы и подошли к нижней границе Рамблы Учений. Сразу за дворцом Можа влево от Рамблы уходит достаточно широкая улица под названием Портаферрисса (Portaferrissa). Слово это переводится как «железные ворота». Вы спросите, какие еще ворота? Никаких ворот поблизости не наблюдается. Но это сейчас… Гуляя по усаженному платанами оживленному проспекту, трудно поверить, что когда-то на месте Рамблы протекала бурная река, а вдоль нее стояла крепостная стена, защищавшая город. В крепостной стене, как это водится, имелись ворота для входа в город. В том месте, где начинается улица Портаферрисса, находились главные городские ворота. Через них проходил основной транспортный поток, поэтому нужны были крепкие железные ворота. Отсюда и название, дожившее до наших дней. Кстати, с правой стороны при входе на улицу можно полюбоваться мозаичной картиной, где изображена стоявшая здесь ранее крепостная стена.

 

РАМБЛА САНТ ЖОЗЕП

 

Прежде чем ступить на следующий участок Рамблы, хочу обратить внимание меломанов на маленький магазинчик Дом Бетховена (Casa Beethoven, Rambla, 97), он находится сразу же за дворцом вице-королевы. В старинном узком помещении можно найти на удивление большой выбор музыкальных партитур, как старинных, так и вполне современных. Так что мотайте на ус, господа меломаны, быть может, именно здесь вам удастся обнаружить давно и безнадежно разыскиваемый музыкальный раритет.

 

Еще об одном любопытном месте не могу не упомянуть. Правда, для этого нам придется чуть-чуть отклониться от маршрута и войти на улицу Портаферрисса (Portaferrissa), о ней я уже упоминала. Буквально в двух шагах от начала улицы вправо уходит узенькая незаметная улочка Петритшоль (c/Petritxol) — одна из самых живописных улиц старой Барселоны. Местные жители украсили стены своих домов картинами, составленными из керамических плиток, и снабдили их оригинальными подписями: пословицами, поговорками, рифмованными строками.

 

Кроме того, эту улицу называют самой «сладкой» улицей Барселоны. По обеим ее сторонам расположены кафе, где можно полакомиться горячим шоколадом: его запах разносится по всей окрестности. Здесь же находится магазинчик, торгующий традиционными сладостями, — турронами.

 

На этой узкой улочке найдете вы и пищу духовную. Петритшоль знаменита своими картинными галереями. Самая известная из них — Зал Парес (в доме № 5), открывшая свои двери в 1840 г. и мало-помалу ставшая лидером в Европе по числу выставленных и проданных картин. В ней демонстрировали свои картины такие мастера живописи, как Пабло Пикассо и Сантьяго Русиньоль.

Мозаика на улице Петритшоль

 

Полюбовавшись на мозаику и картины, а также откушав горячего шоколада, возвращаемся на Рамблу. Ее следующий отрезок носит название Рамбла Сант Жозеп, но есть у него и название неофициальное — Рамбла Цветов. На протяжении XIX века это было единственное в городе место, где продавались цветы. Поскольку девушки-цветочницы славились своей красотой, приходили сюда не только покупатели, но и местные ловеласы.

 

Кроме цветочных киосков, тут же находились и книжные развалы, а также продавались газеты и журналы. Со временем место это облюбовали интеллектуалы. Они проводили здесь импровизированные собрания и обсуждали последние новости, не упуская возможности флиртовать с продавщицами цветов. Результат этих собраний оказался неожиданным: художник Рамон Касас и философ Серра Унтер (к большому неудовольствию своих семей) спутницами жизни выбрали местных цветочниц.

 

Официальное свое название Рамбла Сант Жозеп (rambla de Sant Josep) унаследовала от имени монастыря Ордена кармелитов — босоножек. На месте бывшего монастыря находится главная достопримечательность этого участка Рамблы — рынок Бокерия (Mercado Boqueria), настоящее чрево Барселоны. Поскольку мы до него еще не дошли, не будем терять времени и полюбуемся зданиями, что встречаются на нашем пути.

 

Не открою для вас никакого секрета, если скажу, что самые необычные строения Барселоны находятся в районе Эшампле. Но и здесь, на Рамбле, есть на что обратить внимание. Например, с правой стороны проспекта дом под номером 83 — бывший дом богатой барселонской семьи Фигерас (Antigua Casa Figueras)

 

Здание было построено в 1820 году. Когда-то в нем располагалась небольшая макаронная фабрика. В 1902 году фасад дома, особенно его нижнюю часть, решено было украсить: стены отделали разноцветной мозаикой в стиле тренкадис (стиль этот полюбил Антонио Гауди). На углу здания разместился женский рельеф.

 

В 1986 году здесь расположилась Кондитерская Эскрибá. Несмотря на то, что хозяин магазина сеньор Эскрибá обучился шоколадному делу, его продукция поначалу ничем не отличалась от изделий других кондитеров города. Так продолжалось до тех пор, пока не подрос Антонио, один из сыновей кондитера. У мальчика обнаружились способности к рисованию, но, поскольку денег на его обучение у родителей не было, мальчик стал вкладывать свой талант в изготовление фигурок из шоколада. Отправившись в Париж, Антонио не только поднабрался опыта у лучшего кондитера Парижа, но даже женился на его дочери и привез ее в Барселону

 

Сейчас кондитерская Эскрибá — одна из лучших в Барселоне, а Мона — традиционное пасхальное изделие из шоколада — ее визитная карточка. Невозможно пройти мимо, не заглянув в кондитерскую, и не подивиться разнообразию выставленной на прилавках сладкой продукции.

 

Сразу за кондитерской находится еще одно любопытное здание. Не пропустите и его. Это дом под номером 77, Дом Доктора Женовé (Casa del Doctor Genové), построенный в 1911 году Энриком Сагниером ( Enric Sagnier). Первый этаж здания занимает аптека, верхние этажи были предназначены для фармацевтической лаборатории.

 

Удивительного результата добился Энрик Сагниер, построив чудесное здание с уклоном в неоготический стиль на таком узком пространстве. Вход в аптеку выполнен в виде остроконечной арки, украшенной барельефом. На фасаде дома особое внимание привлекает голубая и позолоченная мозаика. К большому сожалению, некоторые детали, украшавшие это здание, в частности оконные витражи, со временем были утеряны.

 

На противоположной стороне проспекта мы не увидим особенно красивых строений, но приглядитесь получше: сквозь огромное отверстие в фасаде современного здания из стекла и бетона в глубине вдруг возникает чудное видение — колокольня средневековой церкви Санта Мария дель Пи (Santa Maria del Pi). Такова Барселона — неожиданная и непредсказуемая. Здесь современность, в данном случае Новый дворец, то самое здание из стекла и бетона, на одиннадцати подземных этажах которого разместился автомобильный паркинг, запросто уживается со стариной. Кстати, не спутайте случайно Новый дворец с дворцом Гуэля на улице Новая Рамбла (Rambla Nou). Об этом творении Гауди мы поговорим позже.

 

Вот так, любуясь оригинальными зданиями, мы и дошли с вами до рынка Бокерия. Среди многочисленных рынков города этот самый знаменитый и древний. Еще в 1217 году на этом месте торговали мясом, а нынешний построили в середине XIX века. Стоя у входа и разглядывая фасад, украшенный кованым железом и сверкающими витражами из цветного стекла, трудно представить себе его настоящие размеры. В действительности он, как огромный спрут, раскинул свои гигантские щупальца, предлагая всевозможные продукты и опустошая кошельки покупателей. Это правда, что Бокерия — еще и самый дорогой рынок. Но расстраиваться не стоит. Открою вам небольшой секрет: пройдя вглубь рынка, можно найти те же продукты по ценам значительно ниже.

 

Итак, возле самого входа — прилавки с фруктами и сладостями. По обе стороны молочные и мясные ряды. В глубине — краса и гордость рынка — рыбные прилавки с уложенными на ледяные холмы мидиями, устрицами и всевозможными морскими гадами. Продавщицы всей этой нечисти гордо называют себя «королевами Бокерии». Быть может, единственный недостаток рынка в том, что пробовать здесь ничего не разрешают. Зато фрукты, порезанные дольками и заботливо уложенные на пластмассовых тарелочках, очень удобно поедать на ходу в процессе экскурсии по рынку.

 

Для тех, кто желает поесть поплотнее, на территории рынка имеются рестораны. Лучшие заведения — бар Pinotxo (справа перед входом), Kiosko Universal (место под номером 691) и ресторан Gardunya (место 998) и другие. Приятного вам аппетита! А мы вытерли слюнки и отправились вниз по Рамбле по направлению к морю.

 

ПЛОЩАДЬ БОКЕРИЯ

 

Перед входом на следующий участок РамблыРамблу Капуцинов — задержимся ненадолго на площади Бокерия. Она того стоит — это настоящий пуп знаменитого проспекта. Найти это место достаточно просто: оно отмечено вделанной в тротуар у станции метро Лисеу (Liceu) мозаикой Жуана Миро. Живописец, скульптор, график и дизайнер Миро, слава и гордость каталонцев, родился буквально в ста метрах от этого места. Многочисленные прохожие, полюбовавшись на мозаику, поднимают вверх головы и, оглядевшись по сторонам, буквально застывают с открытыми ртами. По левую сторону проспекта, угрожающе раскрыв пасть, с угла дома (Rambla, 82) нависает над ними дракон. Здание с драконом, украшенное китайскими зонтиками, пальмовыми веерами, фигурами в японском стиле, с балконами и галерей верхнего этажа в стиле египетском, получил имя своего владельца — Дом Бруно Квадрас (Casa Bruno Quadras).

 

В 1883 году архитектору Жозепу Виласека (он был одним из известных архитекторов того времени) хозяин поручил реформировать дом. Это были годы, предшествующие Универсальной выставке 1888 года, в Барселоне началась строительная лихорадка: повсюду, особенно в Эшампле, как грибы вырастали необычные здания. Модернизм расправлял плечи, а вместе с ним появился вкус к восточному стилю в оформлении домов.

 

Не осталась в стороне от этого процесса и Рамбла: Дом Бруно Квадрос — яркий тому пример, нечто среднее между эксцентрикой и оригинальностью. Зонтики не случайно появились на фасаде дома, кстати, еще одно его название — Дом с зонтиками. Когда-то нижний этаж занимал магазин по продаже зонтов. Некоторые завистники утверждали даже, что владелец дома настолько преуспел в продаже зонтов, что стал миллионером. Оставим это на их совести (чужие доходы для постороннего взгляда всегда кажутся несколько преувеличенными, а каталонцы не скрывают того, что они народ завистливый). Сейчас вместо магазина на нижнем этаже дома расположилось отделение банка.

 

Не только в наше время, но и несколько веков назад на том самом месте, где мы с вами находимся, точно так же собиралась толпа. С открытыми от изумления ртами люди разглядывали нечто необычное. Что это было? Об этом и пойдет мой рассказ.

 

Название свое площадь Бокерия получила по имени ворот, перед которыми она находилась. Помните, я говорила, что несколько веков назад на месте нынешнего проспекта протекала бурная река, вдоль которой стояла крепостная стена, защищавшая город от недругов? Со временем русло реки высохло (само слово «рамбла» досталось Барселоне в наследство от мусульман, в переводе с арабского языка оно как раз и означает — русло высохшей реки). Место это замостили, так и появился нынешний проспект.

 

Но произошло это событие гораздо позже, а сейчас мы с вами попытаемся окунуться в прошлое и представить, что стоим перед входом в город. Ворота, перед которыми мы оказались, первоначально носили имя Святой Еулалии, замученной римскими язычниками-душегубами во времена гонения на первых христиан. Именно здесь, как утверждает легенда, возвышалась башня, в темнице которой сидела в заточении Еулалия.

 

Долгое время это место оставалось одним из самых мрачных в городе: во времена Средневековья башня получила название Башни Палача и продолжала играть роль тюрьмы, а возле нее были установлены виселицы. Тела казненных преступников не принято было сразу вынимать из петли. Раскачиваясь на ветру, они служили для устрашения и предостережения всем входившим в город.

 

В начале XII века ворота поменяли свое название. Вот как эту любопытную историю описал в своей книге «Улицы Барселоны» знаменитый каталонский писатель Виктор Балагер.

 

«Шел 1147 год. Закончилась реконкиста. Граф Барселоны Рамон Беренгер IV во главе каталонского войска с триумфом вернулся в Барселону после изгнания арабов из южного города Альмерии. Он привез с собой множество «диковинок», в том числе одни из ворот этого города. Граф распорядился заменить ими ворота «Святой Еулалии». Жители Барселоны толпами собирались поглазеть на графские трофеи, они буквально с раскрытыми ртами разглядывали невиданные доселе ворота, изготовленные из крепкого дерева, обитого воловьей шкурой и затейливо украшенные оловянными гвоздиками с позолоченными головками.

 

Увидев в толпе очередное изумленное лицо, окружающие, смеясь, подталкивали друг другу: «Смотри-ка, еще один «бокар»! Дело в том, что выражение «смотреть, раскрыв рот» на каталанском языке произносится как «бокар». И столько было зевак, с удивлением разглядывавших чудо-врата, что постепенно начали их называть «Бокария» или «Бокерия». Потом и площадь перед ними прозвали тем же именем.

 

История ворот закончилась печально. В 1588 году все ворота крепостной стены заменили на новые. К огромному огорчению патриотов заменили и эти — «трофей графа Беренгера и славу каталонцев». Какое-то время удивительной красоты ворота в арабском стиле переносили с места на место в поисках лучшего им применения, а потом и вовсе сожгли.

 

С сожалением писали хроникеры тех лет: «Словно бы не исторической памятью были эти ворота, а всего лишь материалом для растопки печи. Как будто ничего не стоила тем героям победа, будто не кровью наших предков была она оплачена. Прости, Господи, тех, кто отдал это распоряжение»…

 

РАМБЛА КАПУЦИНОВ

 

Вот мы и начинаем путешествие по самому богатому историей отрезку Рамблы: Рамбле Капуцинов. Любителям отклоняться от прямого маршрута могу дать подсказку. На площади Бокерия, повернув налево, по улице Кардинал Казаньяс (с/Cardinal Casañas), можно попасть на узкие улочки Готического квартала. Если же повернуть направо, по улице Оспиталь (c/ Hospital) войдете в район под названием «Раваль» — бывший район красных фонарей. Пройдя по этой улице несколько кварталов, с правой стороны увидите мрачную каменную стену. В ней находится вход в комплекс старинной средневековой больницы — госпиталь Святого Креста (Hospital de la Santa Cruz).

 

Первый камень в ее основание был заложен еще в 1401 году. Дожила она до века двадцатого, но из главной городской больницы превратилась в больницу для нищих и бездомных. Именно сюда в 1926 году привезли попавшего под трамвай и неопознанного прохожими Антонио Гауди. Сейчас в здании бывшей больницы располагается библиотека Каталонии.

 

Итак, Рамбла Капуцинов. Этому суетливому и шумному месту гораздо больше подошло бы название «Рамбла Ресторанная». Кафе и рестораны, расположенные по обеим сторонам, раскинули в ее центре свои терассы, приглашая прохожих перевести дух и переварить впечатления. Официанты, рискуя жизнью, с полными подносами перебегают дорогу, подавая дурной пример пешеходам. Те в свою очередь, не глядя на машины, устремляются к многочисленным сувенирным магазинчикам.

 

«Рамбла Театральная» — тоже подходящее название для этого отрезка Рамблы. Перед театром Лисеу вечерами собирается нарядно одетая публика. После спектакля эта же публика заходит в кафе «Опера», чтобы за аперитивом поделиться полученными впечатлениями.

 

Так нет же, эта часть Рамблы, сохраняя традицию, продолжает называться Рамблой Капуцинов. Все дело в том, что до XIX века бóльшая часть Рамблы была занята монастырями. Особенно плотной стеной стояли они на этом ее промежутке. Известный барселонский юморист того времени Роберто Роберт называл Рамблу Капуцинов не иначе, как Рамблой Священников. Проходя по ней, он на радость зевакам устраивал спектакль: опустив голову и спотыкаясь о полы воображаемой сутаны, начинал бормотать фразы на латыни.

 

В 30-е годы XIX столетия для религиозных сооружений началась черная полоса: разраставшемуся городу потребовались новые территории. Один за другим монастыри начали сносить. Так на месте бывшего монастыря ордена Тринитариев построили театр Лисеу, на месте его собрата, носившего имя Святого Бонавентуры, появился Отель Ориенте (Hotel Oriente, Rambla, 45). В его зале для торжеств даже сейчас можно угадать величественную структуру древнего монастырского клуатра XVII века. На месте монастыря Капуцинов разбили Королевскую площадь, собственно, в честь данного монастыря и получил свое название этот отрезок Рамблы. На месте еще двух религиозных сооружений появились книжный магазин и здание районного отделения полиции.

 

Безусловно, самое знаменитое здание на Рамбле Капуцинов — это Большой театр Лисеу (Gran Teatro del Liceo, Rambla, 51-59). Он был основан обществом под звучным названием «Барселонское филармоническое и драматическое общество ее величества королевы Изабеллы II». В действительности общество состояло из бойцов Седьмого батальона барселонского ополчения. Чтобы обеспечить себя обмундированием и оружием, находчивые бойцы стали давать театрализованные представления. Успех был оглушительным и вдохновил их со временем на постройку настоящего театра.

 

Амбиции бывших воинов росли по мере строительства. Они решили построить театр, превосходящий знаменитый Ла Скала. Задумка удалась. В 1847 году театр открылся. Несмотря на скромный фасад, выходящий на Рамблу, театр и в самом деле по внутреннему убранству, а также по количеству зрительских мест и акустике соперничал с ведущими театрами мира того времени. Долгие годы театр кормил барселонскую буржуазию итальянской оперой.

 

В XIX веке в моду вошли карнавалы со всеми присущими им атрибутами: масками, переодеваниями, легкомыслием и безудержным весельем на грани греховности. Консервативная и богобоязненная часть барселонского общества начала возмущаться подобным непотребством, оскорбляющим, по их мнению, христианскую мораль. Появлялись возмущенные призывы запретить позорную манеру танцевать «заграничную польку».

 

Власти пытались успокоить разбушевавшиеся страсти всевозможными ограничениями, так, например, мужчинам запретили переодеваться в женское платье и наоборот. Но по городу уже ползли слухи о том, что возмущенные души монахов, похороненных в стоявшем на этом месте монастыре, не замедлят отомстить «Храму Разврата». Перед началом одного из карнавалов появился возле театра фанатик с крестом в руке, угрожая адским огнем всем, кто примет участие в языческом действе. Пророчество не замедлило сбыться. В 1861 году в здании театра случился пожар. Но это было только начало, несчастья продолжали преследовать Лисеу. 7 октября 1893 года в зале театра взорвалась бомба.

 

В ту пору Лисеу считался местом, обязательным для посещения добропорядочной буржуазией. Туда шли не столько для того, чтобы послушать оперу, присутствие в ложе театра было свидетельством высокого положения и достатка. Это не могло не привлечь к нему внимания анархистов. Начался зимний сезон 1893 года, давали оперу «Вильгельм Телль». В середине второго акта молодой анархист Сантьяго Сальвадор швырнул с галерки две бомбы «Орзини» в партер, занимаемый цветом барселонской аристократии. По счастью, второй бомбе не суждено было взорваться, она запуталась в подоле платья дамы, убитой осколками первой (эта бомба хранится сейчас в музее Истории Города).

 

20 погибших и 50 раненых — таков страшный итог трагедии. Смешавшись с толпой, Сальвадор спокойно вышел на улицу. Месяц спустя преступник был пойман и признался в содеянном. Осужденный на смертную казнь гарротой, он, воодушевленный собравшейся на казнь толпой, успел выкрикнуть несколько анархических лозунгов и даже запел гимн, прерванный беспощадной рукой палача.

 

Но и на этом несчастья Лисеу не закончились. В 1994 года в здании театра вновь случился грандиозный пожар. Вот и не верь после этого в проклятия…

 

Отвлечемся от грустной темы и посмотрим на противоположную от театра сторону Рамблы. В доме под номером 74 видим вывеску кафе «Опера» (Café de la Ópera). Это не просто кафе — это своего рода городской миф. Мало того, что находится оно в помещении, в котором уже в начале XVIII века располагалась таверна, ему на протяжении почти столетия собственной истории удается держать марку одного из самых популярных заведений Барселоны. Кто здесь только ни появлялся: от короля Альфонса XIII и местной аристократии до анархистов, от интеллектуалов и артистической богемы до комедиантов, пытающихся выдать себя за певцов и музыкантов! Три тома едва вмещают подписи знаменитостей, побывавших в нем, а сотни любопытных историй передаются из уст в уста. Несмотря на то, что почти всегда в здесь многолюдно, зайти и выпить чашечку кофе, полюбовавшись на оформление зала в стиле Модернизм (оно бережно сохраняется со времени его открытия), не займет у вас много времени, обслуживают в кафе достаточно быстро.

 

Следом за кафе «Опера», налево от Рамблы, берет начало улица Ферран (с/Ferran). По ней при желании можно дойти до сердца старого города — площади Сант Жауме (pl. Sant Jaume). Правда, для этого придется пробираться сквозь довольно плотный поток туристов. Но мы с вами только бросим взгляд на эту современную улицу и попытаемся вообразить, как ухитрилась съемочная группа фильма «Парфюмер» преобразить ее в затрапезную и мрачную улицу средневекового Парижа.

 

Пройдем еще немного по направлению к морю и по правую руку увидим улицу Ноу де ла Рамбла (с/Nou de la Rambla). Почти в самом ее начале (под номером 3) спрятана еще одна жемчужина в ожерелье Барселоны — Дворец Гуэль (Palacio Güell). Это первый большой заказ, выполненный Антонио Гауди для своего будущего мецената Эусеби Гуэля. Грех не сделать небольшой крюк и не увидеть это удивительное здание, а при наличии свободного времени, выстояв очередь, и заглянуть внутрь.

 

Прямо напротив того места, откуда начинается улица Ноу де ла Рамбла, по другую сторону Рамблы находится проход к Королевской площади (Plaza Real). Это еще одно место, обязательное для посещения. Не ознакомившись с этой закрытой со всех сторон одинаковыми зданиями с портиками площадью, небольшой, но всегда оживленной, вы не сможете сказать, что узнали Барселону. И не только потому, что украшают ее два фонаря работы Антонио Гауди. Королевская площадь, появившаяся в 1848 году, единственная в городе, задуманная как единый ансамбль. Архитектор Даниэль Молина разбил ее, используя в качестве примера парижскую площадь Вож (даже название позаимствовали: первоначальное название площади в Париже — Королевская).

 

Что касается фонарей, это был первый заказ мэрии города будущему гению модернизма, тогда, в 1878 году, он только-только получил диплом архитектора. Чтобы вам легче было распознать работу Гауди, обратите внимание на два шестирожковых фонаря, подкрашенных киноварью и позолотой и увенчанных символом Гермеса.

 

Кстати, это были не единственные фонари, которые спроектировал молодой Гауди. Еще два, но на этот раз трехрожковых, находятся на Дворцовой площади (Pla del Palau) Барселоны возле бокового фасада здания старой таможни (Aduana Vieja). Однако прохожие редко балуют их своим вниманием, в отличие от собратьев на Королевской площади. Еще два фонаря Антонио Гауди стояли на Пасео Хуана де Бурбон (Paseo Juan de Borbón), но во время ремонтных работ в начале XX века их убрали, да так, видно, и позабыли вернуть на место.

 

Королевская площадь, поначалу популярная среди горожан благодаря многочисленным кафе и ресторанам, в 70-е годы XX века стала приобретать недобрую славу. Ее полюбили наркодельцы, хиппи, проститутки и мошенники всех мастей. Сейчас она мало-помалу восстанавливает свое доброе имя и становится излюбленным местом гостей Барселоны и самих горожан. Как минимум один из ресторанов под необычным названием Taxidermista, привлекает всеобщее внимание как своей историей, так и очень приличной кухней.

 

Помещение, которое сейчас занимает ресторан Taxidermista (таксидермист — мастер по изготовлению чучел животных), когда-то называлось Gran Café Español. Заведение утонченное и элегантное. В 1926 году в городе появляется Льюис Солер, забавный персонаж, увлеченный естествознанием. В бывшем помещении Gran Café Español он решил открыть магазин-музей под названием «Педагогический музей естественных наук». Вывеска Museo Pedagógico de las Ciencias Naturales до сих пор видна на ресторане. Слух о необычном музее не только быстро разошелся по городу, но и вышел далеко за его пределы. Любопытствующие горожане приходили поглазеть на мастерски изготовленные Солером чучела и тут же обозвали заведение Музеем зверей.

 

Этот музей-магазин пользовался такой известностью, что сам король Альфонс XIII заказал мастеру Солеру сделать чучело ноги своего любимого коня. Это подняло славу магазина на недосягаемую высоту. Марио Кабре, знаменитый в 50-е годы каталонский торреро, попросил сделать чучело головы быка, убитого им в корриде в честь голливудской звезды Авы Гарднер. Во время съемок фильма «Пандора и летучий голландец» у актрисы и торреро случился короткий, но бурный роман.

 

Однако самый необычный заказ Солер получил от Сальвадора Дали. Экстравагантный художник попросил сделать чучела 200 000 муравьев. Понятно, что заказ сюрреалиста выполнить было невозможно, но чучело тигра, льва и даже носорога для Сальвадора Дали мастер все же изготовил.

 

В 1999 году этот бизнес закрылся, в том же году открылся ресторан Taxidermista. Его интерьер и сейчас украшают некоторые элементы прежней деятельности Льюиса Солера — знаменитого мастера по изготовлению чучел животных.

 

Прежде чем  мы с вами вернемся на Рамблу, хочу рассказать еще об одном месте на Королевской площади. Это небольшой концертный зал Лос Тарантос (Los Tarantos, Plaza Real, 17). Трудно представить себе Испанию без фламенко. Несмотря на то, что каталонцы гораздо больше гордятся своей традиционной сарданой, но желание иностранных туристов увидеть знойное южное фламенко, они все же учитывают. Для этого в городе имеется  несколько, так называемых, Таблау. Лос Тарантос отличается от других аналогичных заведений тем, что в нем не пытаются оглушить зрителя многолюдной и многоцветной шоу – программой, ни накормить дорогостоящим ужином. За относительно невысокую цену проходят вечерами получасовые спектакли, в которых артисты раскрывают истинную душу фламенко.

 

Вновь возвращаемся на Рамблу и, спустившись еще немного вниз, доходим до Театральной площади. Здесь мы слегка отдышимся и приготовимся ступить на последний участок Рамблы: Рамблу Санта Моника.

 

РАМБЛА САНТА МОНИКА ( RAMBLA DE SANTA MONICA )

 

Итак, нам осталось пройти последний, пятый отрезок Рамблы — это Рамбла Санта Моника. Она берет начало от Театральной площади (Plaza del Teatro), одной из самых старинных площадей города. Площадь можно опознать благодаря памятнику Фредерику Солеру — основателю современного каталонского театра. Памятник стоит на левой стороне Рамблы, а на правой ее стороне в довольно неприглядном виде возвышается театр Принципаль (Teatro Principal) — бывший главный театр города, давший название этой площади.

 

История создания театра созвучна истории Театра Лисеу, с той разницей, что случилось это гораздо раньше, в 1568 году. Госпиталь Святого Креста (Hospital de la Santa Cruz), тот самый, в котором впоследствии закончил свои дни Антонио Гауди, переживал трудные времена. Городскими властями решено было построить театр, и средства, полученные от продажи билетов, пустить на содержание этого богоугодного заведения. Такое решение не понравилось монахам Ордена Иезуитов, под чьим покровительством находилась больница. Пришлось обратиться к самому Папе Римскому. Его Святейшество идею поддержал, вскоре был построен театр под названием Дом Комедий.

 

Шли годы. Театр перестраивался, менял название, пока не стал Театром Принципаль (главный). Затем появились конкуренты, и началась его постепенная деградация. В XX веке театр постигло полное бесчестье — он стал кинотеатром, пока, наконец, совсем не закрылся. И по сей день здание бывшего главного театра города стоит в ожидании лучших времен.

 

Коль уж я решила отмечать самые любопытные места неподалеку от Рамблы, не стану отходить от традиции и дам очередную подсказку. От Театральной площади влево уходит одна из старейших улиц — улица Эскудельерс (c/Escudellers). Узкая и темная, она, особенно вечерами, кишит довольно подозрительными личностями. Несмотря на это, на свой страх и риск на улицу устремляются иностранные туристы, которые направляются в ресторан «Los Caracoles» — «Улитки».

 

Без малого 180 лет насчитывает история этого заведения. Когда-то ресторан славился своей кухней, особенным спросом пользовались улитки. В их честь переименовали ресторан, поначалу названный именем основателя — Буфарруля. Пик славы пришелся на сороковые годы двадцатого столетия, когда у руля ресторана встал внук основателя Антонио Буфарруль. «Толстяк Буфарруль», так любовно называли его завсегдатаи ресторана, благодаря своей удивительной харизме привлекал в заведение знаменитостей всех мастей. В этом легко убедиться, увидев огромное количество фотографий, заполонивших стены заведения: политики, актеры, тореадоры и музыканты сняты в обнимку с хозяином. Неутомимый Буфарруль успевал руководить рестораном и петь в опере, а также сниматься в кинофильмах и продюсировать некоторые из них.

 

Сейчас ресторан является городской достопримечательностью. Можно запросто затеряться в его бесчисленных залах и зальчиках, по-деревенски украшенных связками лука и душистых трав. И, конечно, улитки… Чтобы не возникло сомнения, в каком заведении вы находитесь, улитками из камня и дерева украшено все, что только возможно украсить. Они уютно устроились на резных деревянных перилах, стульях и даже стенах. Хлеб здесь также выпекают в форме улиток.

 

Рамбла Санта Моника не только самая яркая и людная часть проспекта, это еще и самый древний отрезок променада, его колыбель. Именно отсюда в 1774 году началась история Рамблы. Первоначально власти приняли решение снести фрагмент средневековой крепостной стены от Театральной площади до моря, замостить образовавшийся проспект и высадить на нем деревья. Место тут же стало популярным среди горожан. Постепенно продолжали сносить стену и удлинять бульвар. Наконец от крепостной стены не осталось и следа, а Рамбла приобрела свой нынешний вид.

 

Вплоть до второй половины XIX века, до появления проспекта Пасео де Грасия, Рамбла была главным прогулочным местом в Барселоне. Появился новый термин — «рамблеар», что означает «гулять по Рамбле». Знаменитая писательница Жорж Санд, появившаяся в 1838 году в Барселоне в компании композитора Фредерика Шопена, оставила на память потомкам следующие строки: «Под горячими лучами южного солнца прогуливается по Рамбле высшее общество. Кажется, что грациозных кокетливых красавиц-каталонок интересует лишь красота складок их мантилий и игра вееров. Мужчины, занятые сигарами, искоса разглядывающие проходящих дам, обсуждают итальянские оперы. Складывается впечатление, что горожан совершенно не волнуют события, происходящие за крепостными стенами, окружающими город».

 

Однако жизнь не стоит на месте. Еще одна насмешка истории: из престижного когда-то места Рамбла Санта Моника в начале XX века превратилась в самую неблагополучную и даже опасную зону. Приличная публика, гуляя по Рамбле, доходила до Театральной площади и возле памятника Фредерику Солеру делала поворот на 180 градусов. Далее идти было небезопасно: вправо от Рамблы начинался Раваль. С легкой руки одного из газетчиков этот район трущоб и красных фонарей назван был Баррио Чино (Китайский район). И чем ближе к порту, тем сильнее ощущалось его смрадное дыхание. Надо отдать должное властям Барселоны, в настоящее время они прилагают огромные усилия для придания району более пристойного вида.

 

Итак, продолжаем спускаться к морю и подходим к зданию приходской церкви Святой Моники (iglesia Santa Monica). Именно этой церкви, как вы уже наверняка догадались, обязан своим названием последний отрезок Рамблы. Возле церкви находится художественный центр «Санта Моника» (Centro de arte Santa Mónica), расположившийся на месте бывшего монастыря августинцев-босоножек. Обратите внимание: еще один монастырь. Всего же в Барселоне к концу XVIII века монастырями, церквями, церковными кладбищами и религиозными колледжами было занято около 20% городской территории.

 

Оба здания — церковь Святой Моники и художественный центр — вы увидите по правую руку от Рамблы, а на левой ее стороне сохранились несколько старинных зданий, в том числе дом со строгим классическим фасадом. Дворец Марка (Рalacio Marc) — третий и последний из трех дворцов, построенных на Рамбле в XVIII веке. Напротив дома-дворца расположился небольшой киоск с рекламой Музея восковых фигур. Сам Музей Сера (Museo de Cera) можно найти, спустившись чуть ниже и войдя в полукруглую арку на левой стороне Рамблы.

 

Можно по разному относиться к этому музею, что открылся в 1973 году и занимает огромную площадь в монументальном здании с мраморным фасадом. Помимо обычного набора фигур знаменитостей: политических деятелей и артистов — есть здесь необычные залы, ведущие в фантастический мир. Субмарина «Наутилус», космический корабль, пиратская шхуна, пещеры с первобытными людьми и средневековая камера пыток — вот небольшой перечень того, чем можно заинтересовать маленьких посетителей музея. В настоящее время местные жители гордятся Музеем Сера, считая его ничуть не хуже парижского или лондонского. Несколько иначе относились к нему современники. Создатели «Камеры ужасов» с сюжетами из истории легендарных американских преступников, таких как Бонни и Клайд и им подобные, не учли общественного мнения. «Что ж, у нас своих преступников не было?» — восклицали горожане, вспоминая историю последних из них, казненных городским палачом Никомедесом Мендесом. Мендес, пользуясь модой на фигуры из воска и всеобщим интересом к казням, предлагал построить «Дворец казней» на улице Параллель. Он сам предполагал комментировать изображенные сцены, разбавляя их историями из собственной палаческой практики. Однако разрешения устроить спектакль из эшафота с фигурами из воска ему получить не удалось. Палач вынужден был ограничиться тем, что в одной из городских таверн давал «конференции» об эпизодах, связанных с последними казнями.

 

Вот и дошли мы до конца знаменитого бульвара. На его последнем отрезке обосновались художники, всегда готовые по сходной цене, с большей или меньшей степенью таланта, нарисовать ваш портрет. С недавнего времени только здесь можно увидеть знаменитые «живые статуи». Раньше они стояли на всем протяжении проспекта. Городские власти, испугавшись, что толпы любопытных помешают движению человеческого потока, распорядились убрать артистов с насиженных мест и обустроить здесь, на самой широкой части Рамблы.

 

Людской поток, текущий по знаменитому проспекту, из  года в год увеличивается. Как банально это ни звучит, приходится повторить: приехав в первый раз в город, хотя бы из принципа, надо пройти по Рамбле от начала до конца. Иначе как вы сможете утверждать, что узнали Барселону?

 

 

Автор: Нина Кузнецова.

 

Увлекательные экскурсии по Барселоне с Ниной Кузнецовой:

http://barcelonaru.com/spravochnik/gid-kosta-brava-kataloniya-barselona/professionalnyj-gid-barselona-kosta-brava-kataloniya/page/